YouTubeВ КонтактеTwitterFacebookGoogle +

Spartakworld.ru - Новости «Спартак» Москва. Сайт болельщиков

Показать меню

Вадим Сидоров: Интервью с фанатом (Фото)

Фанаты «Спартак» Москва

Комментировать
Вадим Сидоров
Вадим Сидоров

Сегодня мы поговорим о Вадиме Сидорове, известном в определенных кругах как «Сироп» - легендарном человеке, который всю свою сознательную жизнь идет в ногу с нашим движением со «Спартаком». А порой и впереди него.

Став болельщиком «Спартака», Вадим совершил главный выбор в своей жизни. При этом ни у кого – ни у отца, ведущего конструктора одного из московских НИИ, ни у матери, работавшей в Совете Министров РСФСР – он не спрашивал совета. Но вот прошли годы, и оказалось, что этот выбор определил судьбу Вадима: «боление» подсказало ему, чем он должен заниматься в жизни. Окончив ПТУ, Вадим получил специальность слесаря механосборочных работ по оборудованию летательных аппаратов, почти год проработал на секретном заводе, где делают МиГи (может быть поэтому наши истребители самые неистребимые, быстрые, но слегка миганутые), и при желании мог легко поступить в авиационный институт. Но его влекло совсем другое – футбол и безудержная свобода, которую ему могло подарить только спартаковское фан-движение. Он хотел рассказывать о футбольных фанатах и в итоге стал спортивным журналистом. Вадим и писал, и снимал, а в 1995 году стал одним из основателей самиздатовского журнала «Ultras News». Когда уже вышли первые номера, Вадим передал журнал своим друзьям; сам же он эксперт и фотокорреспондент «Новой газеты», сотрудничает с пресс-службой футбольного клуба «Химки» и различными СМИ.

За время подготовки материала удалось познакомиться с коллективом «Новой», а что из этого получилось, вы узнаете из нашей беседы с Вадимом.

- Расскажите, как Вы начали болеть за «Спартак». В каком году это было? Что послужило стимулом?

- Как ни странно, Спартачом я стал потому, что все вокруг болели «коней». В то время (1978-1979), я учился в высшей хоккейной школе ЦСКА, и, несмотря на то, что в основном любимыми игроками все называли легендарную тройку: Михайлов, Петров, Харламов - для меня им оставался Сережа Капустин. Дома также поддерживали цска, отец был болельщиком, маме очень нравился Александр Рагулин. Поэтому и неудивительно, что меня в десятилетнем возрасте отправили заниматься хоккеем именно в школу «армейцев». Во мне же силен дух противоречия: быть таким как все я не хотел. Стимулом послужил переход Сергея в «Спартак». Тогда я решил, что буду болеть за красно-белых, но продолжал тренироваться в цска, не скрывая ни от кого, что поддерживаю команду-соперника. Не жалел об этом ни тогда, ни когда-нибудь после. Следил за исходом игр по телевизору, а когда пришло время пойти на стадион, без сомнений отправился туда, где сидели фанаты «Спартака».С тех пор мы с друзьями начали ходить как на хоккей, так и на футбол.

Вадим Сидоров - Значит, все началось с хоккея?

- Именно! Повторю, я продолжал тренироваться в ЦСКА, кстати, у самого Виноградова, и когда на вопрос: «За кого болеешь?», я отвечал: «За «Спартак», все недоумевали. Как так, мол, играет за коней, а болеет за мясо? «Да, ты посмотри, чья форма на тебе!» - зачастую слышал я - «Как ты можешь болеть за «Спартак?». Но мне было все равно.

- Наверняка, остались в памяти первые кубковые игры?

- Если ты про матчи в УЕФА, то конечно. Посещать такие игры было большим удовольствием, и ходили мы на них как на праздник. Ходили, учитывая даже дороговизну билета, который стоил 2 рубля в отличие от простого детского - десятикопеечного. На кубковых не было разделения на детский и взрослый, цена была единой.

Первым для меня стал поединок «Спартак» - «Кайзерслаутерн». Представь себе: полная трибуна В, и у каждого – свой самопальный флаг. Причем, даже двух одинаковых знамен найти было невозможно. Потом был «Хаарлем», «Хик»… Матч с «Хиком» запомнился тем, что ребята отожгли на секторе небольшой группой, за что их всех после и повязали…

Не забуду и матч с «Астон Виллой» на «Динамо», когда фанаты, не сумевшие достать билеты, прорвали милицейское оцепление и пробились на стадион. Люди прорвавшие кордон так мечтали попасть на сектор, что едва не устроили второй Хаарлем…

В результате, арена напоминала конец 40-х. Когда на одном месте сидело по два человека, не говоря уже о проходах, которые были забиты до отказа.

- Могли бы вы рассказать о трагически известной встрече «Спартак» – «Хаарлем»?

- Старики помнят такую систему, когда детей не пускали на сектор без родителей, и ты покупал себе два билетика, чтобы один из них потом продать какому-нибудь дяденьке по номиналу в обмен на то, что бы он согласился провести тебя на матч, как родитель. Мы называли это «найти папу»: и ты попал на игру и мужик в очереди не стоял. По случайному стечению обстоятельств, перед этим матчем я в поисках «папы» встретил родного дядю. Решено было пойти вместе.

В тот день были проданы все билеты на трибуну «В», так как были самыми дешевыми, и центральные трибуны пустовали. Нам было предложено по своим билетам на «B» перейти на трибуну «С». Все с радостью согласились. Трибуна разделилась на два сектора: тот, что ближе к «В» разместил на себе фанатов, ну, а на том, что ближе к «D» был я с дядей в окружении различных кузьмичей и «родителей с детьми». Многие «дети», оказавшись на трибуне, переходили к фанатам. Как раз до этого матча не было железных ограждений между секторами. Они появились со следующего, если кто помнит.

Я решил остаться с дядей, так как он был болельщиком со стажем, и мне было интересно его мнение по поводу игры, плюс не хотелось расшифровываться перед родителями, что я «дикий» фанат и предпочитаю самые хулиганские места. Как и все дети, я говорил, что просто люблю футбол. Возможно, это и спасло мне жизнь.

Надо сказать, что «фанатский» сектор был битком забит, ребята сидели по 2-3 человека на месте в то время, как вторая половина была заполнена в «шахматном порядке». Если на матче было около 15 тысяч человек, то 11 из них точно были на «фанатке», причем, они постоянно шумели, были какие-то всплески то ли свиста, то ли «гула». Так и на той последней трагической минуте…

Их можно было спокойно принять за забитый гол, за то, что начали выпускать, за то, что кого-то винтят, и началась небольшая потасовка. Все это было обычным делом: фанаты либо слишком довольны, либо слишком недовольны.

По окончании матча на табло стали показывать мультфильм про зверушек из сборных Бразилии и Аргентины, матч которых судил настоящий человек. Когда пришло время покидать стадион, ту половину трибуны, на которой находился я с дядей - погнали в тот выход, что находился ближе к «D». 

Положа руку на сердце, могу сказать, что мы ничего не видели и не слышали, спокойно покидая «Лужники». Ни криков, ни какой-то паники, ни воя сирен «скорой помощи»… Только волнообразный «гул», с фанатской стороны, то затихавший, то вновь появлявшийся, чередуясь с тишиной. В мыслях даже не было, что сейчас рядом происходит трагедия. Люди уходили с кузьмичевского сектора абсолютно спокойно.

Сейчас, спустя много лет, я даже не могу представить, что там творилось, хоть и снился этот матч мне неоднократно. В давке серьезно пострадал Саша «Кепка» - главный фанат и король нашего двора. По его рассказам я понял, что лежал он между ступеней перегнувшись «пополам», ему сильно отдавило печень, кровь шла горлом, была сломана нога. Его выкопали из под груды тел и спасли с большим трудом. В тот день многие получили подобные травмы.

Помню, как на следующий день поехали в «Склиф», узнав, что он лежит в реанимации. Там уже нам рассказывали, что фанаты всю ночь не отходили от стен больницы, буквально жгли костры, грелись. Когда приехали мы, целая толпа стояла под окнами, выкрикивая фамилии и прозвища пропавших друзей. Те, кто мог ходить, а в больницу забирали только самых «тяжелых», оббегали палаты и отвечали толпе, есть ли искомые люди среди них. Остальных искали по моргам.

Потом уже рассказывали, что люди приходили в себя прямо в морге.
Тела были свалены друг на друга в «труповозке», были случаи, когда человек приходил в себя под грудой мертвых товарищей. Когда разбирали привезенные тела, каждому подносили к лицу большой кусок ваты, обильно смоченный в нашатыре. Бывало, что кто-то начинал стонать или приходил в себя, их распределяли по больницам.

Медики тоже тушевались, не зная, куда определить больного, например, с отдавленной печенью и переломанными ногами. С одной стороны, нужно срочно спасать печень, с другой - ноги. Отчетливые воспоминания связаны с последующими днями, когда по Москве пронеслась волна похорон. Погибших искали по несколько дней, часть ребят умирали в больницах. Их было намного больше, нежели указано в официальных сводках. Не удивлюсь, если там только те, кто погиб в момент трагедии. Мы убегали с уроков на ваганьковское кладбище, где наблюдали за десятками похоронных ритуалов, одновременно несли по несколько гробов.

Вспоминаю и очень харизматичную личность – Афоню Преображенского. Спустя полгода, встретил его на одном из матчей; стоящего опираясь на палочку, он и так выглядел старше своих лет, а, тут потеряв много друзей, Афанасий мгновенно постарел. Только взглянув в его глаза, я осознал всю трагедию произошедшего. Но, что-либо спрашивать не решился.

Вадим Сидоров

Спустя почти 15 лет после матча с "Хаарлемом"

Многие родители были против увлечения своих чад футболом и «Спартаком» в частности. Казалось бы, подобная трагедия породит еще больше ненависти, но наоборот, пришло какое-то примирение. У многих ребят позже появились ромбики на могильных плитах.

Еще, анализируя те события, думаю, возможно, к лучшему то, что две трети стадионa не знали о происходящем по одной простой причине: побежали бы туда помогать, при этом бы только мешали. Во-вторых, я боюсь, что в больницах оказалось бы гораздо большее количество человек. Нашлись бы очевидцы, которые бы тут же поведали, что произошло, и тогда потери были бы в разы больше, включая ментов с увечьями и болельщиков с огнестрельными ранениями. Настолько очевидны были ошибки милиции. Никто бы не остался смотреть мультфильм, никто бы не ушел со стадиона, зная о происходящем.

- Вы помните свой первый выезд: город/страна? Каковы были первые ощущения?

- В 1982 начались различные притеснения фанатов, в Москве было запрещено встречать команду, скандировать, хлопать, надевать шарфы. Поговаривали, что на выездах спартаковским фанатам немного проще и больше дозволенности. Так я решился на первый вояж со «Спартаком». Это был 1983 год, даже число назову – 6 августа. Питер. Число помню потому, что сохранилась программка, а вот счет, к сожалению, нет. Вроде бы победили.
Вспоминая события, которые происходили там, счет отходит на второй план как-то.

Сейчас, как спортивный журналист и работник футбольного клуба, я понимаю, что охрана совершила в тот день полное кощунство, наш сектор был оцеплен, когда болельщики Зенита спокойно покинули стадион им.Кирова, нас повели через поле! Там находился некий отсек, еще машины пожарные стояли, так вот всех нас решили переписать: паспортные данные и т.д.… Но реально повели через поле, представляешь, 700 человек идут по полю! И примерно 150 ментов.

На поле вообще никому нельзя выходить, кроме футболистов и обслуживающего персонала.. Но мне в тот момент было не до этических норм, было дико страшно, так как в 1983 мне едва исполнилось пятнадцать лет, а до получения паспорта оставался еще целый год. За отсутствие его мне грозил детский приемник-распределитель до приезда родителей плюс огромные штрафные санкции. По воле случая всего этого не произошло.

Нас по-прежнему сдерживали в этом отстойнике, когда мой товарищ ненароком толкнул дверь, находящуюся рядом. Дверь оказалась открытой и мы, что есть сил, рванули туда. Помню, как попали в какую-то кухню под трибуной, то ли столовая там, то ли буфет, тетки еще разделывали севрюгу, то ли воровали они ее там, то ли для буфета готовили, а нам уже было плевать и на теток этих, и на ментов. Мы только бежали и кричали:
- «Тетки, где выход?»
- «Там, мальчики»

Свобода! Нас было около 30 человек, мы скинулись по 20 копеек и сняли какой-то проезжающий автобус. Водитель был страшно доволен – за пятнадцатиминутную поездку до метро он поднялся круче таксиста.

- Чем еще запомнился первый выезд?

- По дороге в Питер меня пытались обуть на шарф в поезде, я был невысоким худым подростком. Зажали в тамбуре. Помню, чуть не расплакался и сказал, что буду драться, но своего не отдам. Не то, что бы началась истерика, но слезы выступили, и кулаки я сжал. Шарф тот вязала мне бабушка, и расставаться с ним я не собирался. Тогда кто-то из старших кинул в мой адрес: «А ведь он и, правда, будет драться». Потом подошел какой-то волосатый парень, сказав, чтоб меня оставили. Меня же он похвалил, молодец мол, отстоял свои цвета. В итоге шарф остался при мне.

Драки не было.

Фанаты Спартака 80-х

Иллюстрация к книге "Хулиганы-80"

- На этом приключения не закончились?

- Так же, как и многие молодые, я был один и пытался вписаться в какую-нибудь большую компанию. То туда попробуешь, то сюда. Когда добрались до места, наблюдал за кучей крупных парней, таких качков под два метра ростом, они все переживали и суетились с вопросом «Где Монах? Где Монах? Монаха потеряли!»

Была какая-то паника в их поведении. Я подумал еще, ну если они такие здоровые и не знают, что делать, так что же за Монах там должен быть. Не иначе как верзила какой-то. Еще подумалось, это какой же авторитет должен быть у человека, раз без него люди не могут и шагу ступить. Вроде бы и сила есть, а куда ее направить, они не знали.

Мобильной связи еще и в помине не было, и кто-то сказал, что Монах этот подъедет через два трамвая. Я застыл в ожидании.

Каково же было мое удивление, когда из трамвая вышел невысокий, худой парень с хайером по пояс, который заступился за меня в поезде, не передать словами. Я и раньше видел этого дядьку, но подумать не мог, что он и есть легендарный Монах. Это было одним из тех случаев, когда видишь одних людей, слышишь о других, а оказывается, что это одно и то же лицо. Тогда я понял, что далеко не физические данные являются основным качеством лидера. Я уже точно знал, что когда-нибудь им стану. Когда-нибудь ребята под метр девяносто будут спрашивать: «А где Сироп? Мы Сиропа потеряли!» Еще я понял, что это банда, а не быдло. Ведь быдло – стадо с понятием: кто сильнее, тот и прав. А когда худощавый парень может рулить – это структура. Многие рассказывают, что мечтали быть лидерами, я не мечтал, просто в тот момент понял, что это возможно. Первым счастьем было, что я спартаковский фанат, вторым – что есть некая интеллектуальная структура, третьим же стала мысль, что возможно, когда-то и я буду в лидерах. Так череда случайных событий, можно сказать, изменила мою жизнь.

- Говорят, затем был полный упадок фанатизма с 83 по 86 гг. Как развивались события дальше?

- С началом перестройки (1986) пошла целая серия публикаций о том, что фанаты не такие уж и плохие. Они, мол, увлекались футболом, а не нюхали клей по подворотням, надо изменить к ним отношение и вернуть народ на стадионы.

Перестали притеснять. Что-то разрешили.
В 86-ом году появились первые ток-шоу про молодежь, на одно из которых меня позвали, как молодого авторитета от «хиппи». Когда меня спросили, действительно ли я ходил на футбол, ответил утвердительно. Ведущий смутился, мол, как это такой маленький, щупленький и на футбол! От фанатов там был Рифат. И он тогда, впервые пожал мне руку как равному и спросил: «Почему ты не появляешься на секторе?» Я вернулся. Но не один. А с целой тусовкой центровых неформалов прошедших фанатскую школу начала 80-х.

Фанаты Спартака 80-х

Рифат (слева). Стадион им.Кирова. Питер. Вторая половина 80-ых.

Профессор и некоторые ортодоксы из-за нас даже спорили с Рифатом: «нельзя быть наполовину «хиппи», наполовину фанатом. Либо одно, либо другое». На что тот отвечал, что фанатизм своего рода свобода. И в свободное от игр время болельщик может быть байкером или брейкером, хиппи или гопником. Футбол – то звено, которое объединяет различные интересы и принципы. Главное, какой ты человек и насколько верен «ромбу».
В итоге Амир осознал это.

Системными фанатами прошлых лет были такие люди, как Чапай, Афера Старший, Миша Красноштан, Майкл Крейзи, Флойд, Костя Светофор. А если копнуть еще глубже, то на фотографиях времен отцов –основателей, времен зарождения фанатизма (1972 год) легко можно различить людей системы. И мы были не одни такие…

Фанаты Спартака 80-х

Мне рассказывали, что в Праге был кабак, в котором собираются хиппи, панки, металлисты и т.д., что у них есть свой сектор на стадионе. Они между собой не ссорятся, а держатся вместе, как неформалы и когда играет пражская «Спарта» - вся эта банда собирается на одном секторе рядом с фанатами. И болеют там не хуже. Порой даже делегируют своих рекрутов на особо важные «махачи». В общем, наша спартаковская тусовка возродилась. Тогда же придумали устраивать мини-проходы по Арбату после победных матчей. Многое было ново, у меня появился шелковый флаг 1,5х3 метра с Орденом Ленина. Был случай, когда я замыкал один из таких проходов, нес флаг, и стражам порядка не составило проблем найти предлог, дабы «изъять» его. К слову, флаг в то время стоил хороших денег, при средней зарплате в 120 рублей и стипендии в 20-30, его стоимость составляла порядка пятидесяти. На выручку пришел Профессор, он ясно дал понять, что флаг является собственностью, имеет ГОСТ и если его не вернут, то не один десяток человек подпишется за то, что его отобрали незаконно. Амир обладал и обладает удивительной харизмой. Мог спокойно подойти к полковнику милиции и спокойно спросить, на каком основании он совершает то или иное действие. Побольше бы сейчас таких людей. А то у нас, как: 90 процентов ссут – остальные десять пылят не по делу попадая в ментовку.
Флаг вернули. Вообще, флаг с историей.

Любая подобная вещь была невероятной ценностью. Мне он достался от Саши «Кепки», которого я упоминал выше, повторю, он был самым главным спартаковским фанатом на всей Флотской улице в районе Речного вокзала. К двадцати годам имел около 20 выездов, что было очень круто по тем временам. После событий 82 года у него было много проблем со здоровьем. Он мало работал, и денег не хватало на лечение. Флаг он продал мне за символическую сумму.

Позже, я одолжил флаг одному молодежному театру на время постановок, откуда его выкрали через несколько дней. Причем, помимо флага был украден только муляж фашистского «шмайссера» и каска. Не были тронуты ни винтажные платья, ни какие-либо другие очень ценные вещи. Я не стал злиться, ведь только истинный фанат мог пойти на преступление ради флага, хотя мне было бы очень интересно узнать его дальнейшую историю. Если кто-то знает ее, просьба поделиться.

Ведь история его и у Сашки началась отвязно. На одном из выездов в начале 80-ых, кто-то так же снял его, рискуя жизнью, с тридцатиметрового флагштока одного из многочисленных стадионов «Спартак». Атрибутику тогда тоже сами шили. Чем круче был твой шарф, тем большим авторитетом ты являлся. Это значило, что салага не мог надеть шарф более красивый, нежели у того, чей авторитет выше. Его могли спокойно отнять. И еще побить в придачу.

А еще, к примеру, купила мама тебе куртку новую, рублей за тридцать, ну ты же на нее значок обязательно повесишь. Маленький такой, ромбиком. Ну, идешь довольный, море по колено. А навстречу жлоб какой-нибудь. Хвать тебя за значок и вместе с куском куртки был таков. Стоишь и думаешь после этого: значок отняли, куртку испортили, еще и от мамы дома получать. Часто такое бывало. Дедовщина адская была в спартаковском движе, мы потеряли целое поколение, у коней - наоборот. Позже, в период создания «Флинтов» мы старались исправить подобную ошибку, упор делали на отсутствие большой разницы в возрасте и вели себя так, что бы не было ненависти молодежи к более старшему поколению. Думаю, ни у кого из моих младших соратников нет отрицательных воспоминаний, связанных со мной в этом плане. Большего уважения заслуживали те, у кого было больше выездов, но это не было единственным показателем. В свою очередь, никогда не оставлял пацанят где-то, всегда вписывал до последнего. В поезда, например.

Фанаты Спартака 80-х

Автор нашумевшей книги про неформальные движения времен перестройки "Хулиганы-80", Миша Бастер спорил со мной, что спартаковские фанаты начали по европейски одеваться только после выезда в Прагу. Я же утверждал, что в Прагу наши болельщики ехали уже "цивилизованными людьми". На фото выездные второй половины 80-ых

- С «хиппи» вообще в жизни много связано?

- Я бы сказал, обозначение «хиппи» не совсем подходит. Так нас назвали журналисты. Мы называли себя «системными» людьми, либо «тусовщики», либо «центровые». В число системных людей входили и панки, и рокеры, и металлисты. Среди последних было много фанатов начала 80-х.

В отличие от американских «хиппи» мы не водили радужных хороводов с цветочками. «Тусовщики» носили джинсы с заплатками, послевоенные кожаные «пилоты», которые покупали на Тишинском рынке по 15 рублей у бабушек, держали на карманах велосипедные цепи и слушали тяжелую музыку. Deep Purple и Black Sabbath, вместо той же Janis Joplin. А вообще гимном советских «хиппи», если можно так сказать была песня группы The Animals - House of the rising sun.

Вадим Сидоров

Кстати, шарф российской сборной на Чемпионате Европы '96, а не динамовский, как многие думали.

Посмотрите их концертный клип 1964- года и вы убедитесь, что это просто бывшее футбольное фанатье какое-то. Чего стоит только один вокалист с мимикой окончательно сбрендившего на секторе хулигана. В 1985-ом году у нас и вовсе появился комитет самообороны, в котором я «рулил» со дня основания. Старое поколение «волосатых» поддержало нас в создании подобного отряда. Бились мы с «камсой» из ДНД и «Люберами», а когда они стали исчезать, как класс – сложили цепи. Этот опыт сыграл роль и при создании «F.C.». В тусовках разной направленности рано или поздно происходят одинаковые вещи. Интересно сейчас вспомнить, что даже на фанатские выезда мы с Флойдом гоняли по хипповому- автостопом, не раскрывая друзьям фанатам смысл подобного бесплатного путешествия. Дабы собственные друзья не «забивали» трассу. Как это лучше объяснить. Решили вы двумя парами, а путешествовали в основном парами, поехать из Москвы в Питер, а ездили же бесплатно, мало кто соглашался везти. В основном это были дальнобойщики, за компанию и различные анекдоты подбрасывали. Ну, вот высадили твою пару в Твери, а вторая пара обгоняет, а если пар десять-пятнадцать или больше??? Правильно. Меньше возможностей быстрее добраться. Поэтому всегда молчком ездили. Зато появлялись перед друзьями на выезде, как снег на голову. Вроде все ехали в одном поезде, либо на одной собаке… Ни там, ни там, нас с Флойдом не видели. Оставалось два предположения: либо мы здесь живем несколько дней (тогда вопрос: почему на дубле не были?), либо мы прилетели сюда с помощью нечистой силы. Так я получил свой второй позывной: «Летающий на метле», Третий же позывной – «Слепой Пью», которым я подписывался в Ultras News, и даже в официальных изданиях вроде «Вечерней Москвы», я получил в Киеве-94. Когда, не сказать подкрался туда, а буквально-таки ворвался, с «аццской» старинной тростью, по причине вывиха ноги, и круглых темных винтажных очках.

Вадим Сидоров

- Расскажите о квартирных концертах-флэйтовиках. Вы ведь принимали непосредственное участие в их проведении.

- Ну ты и копнула!... Это ж было лет 25 тому назад. Сначала ходил на флэйтовики. А потом и сам, начал их устраивать. В моем распоряжении были ключи от немеблированной двухкомнатной квартиры в незаселенной новостройке. Тогда вся культурная жизнь обеих столиц в буквальном смысле на два с половиной месяца переехала ко мне в Крылатское. Виктор Цой, Гребенщиков, Майк Науменко, Саша Башлачев и многие другие играли на моем флэйту. Вход стоил 2-3 рубля: рубль был моим, остальное - заработок музыканта. Флэйты шифровали, как воры в законе шифруют свои сходки. Строгая конспирация – залог долгой жизни квартиры. В 70-80-е власти следили за подобными мероприятиями и иногда «накрывали» их. Всплывает, что ты занимаешься организацией незаконных сборов, спекулируешь кассетами с редкими квартирными записями исполнителей и имеешь со всего этого дела нетрудовые доходы – за это и посадить могли. И все же драгоценные записи квартирных концертов передавались из рук в руки, расходились по всей России. Страна знала голоса своих кумиров. Не знала их только в лицо. На одной из питерских квартир мы ждали Витю Цоя. Он никогда не опаздывал, но в этот раз почему-то сильно задерживался. Через полчаса Витя, наконец, появился. С разбитым лицом. Оказалось, он встретил внизу парней, которые слушали его «Алюминиевые огурцы» и наехали: «Ты куда, косоглазый, со своей балалайкой идешь? Тут наш друг Витян Цой выступает!»

- Думаю, не только мне интересна история вашего основного прозвища. Как оно появилось? В результате квартирных вечеринок или все-таки благодаря футболу?

- В 1983 г. прозвище дали хиппари, хотя, позиционировал себя, как неформал. В то время на экраны вышел кинофильм «Незнайка с нашего двора» и за внешнее сходство с героем «Сиропчик» меня так стали называть. Так что не Сироп, а как раз Сиропчик.
Просто с возрастом притерлось.

- Можете ли сейчас сказать, сколько выездов в Вашей «копилке»?

- Если честно, даже никогда не задумывался над этим. Можно и во время выезда быть говном, убегать от драк и тому подобное. Доводилось общаться с людьми, которые презирали градацию эту. Тот же Монах, к примеру, потерял счет «золотым» выездам, не говоря уже о простых. Он так же мог посетить все проблемные матчи, как в Тбилиси или в Киеве, а на «домашний» не прийти просто так.

Фанаты Спартака. Вадим Сидоров

- А у вас имеются «Золотые» выезда?

- Нет, и никогда к этому не стремился. Не считаю это показухой, но все же думаю, что в какой-то степени это больше для поднятия самооценки, своеобразная мода. Это, в принципе, нормально. Увидев девчонку или парня с «золотым» шарфом или значком, скажу только: «Молодцы, ребята!». Но дело в том, что я воспринимаю фанатизм, как вольницу. Когда даешь себе обещание «пробить золотой», это превращается в, своего рода, каторгу – могут уволить с работы или еще что-то. А зачем загонять себя в рамки? Если тебе в них и так тесно.
Ну, получится – хорошо, не получится – ничего страшного.

Фанаты Спартака. Вадим Сидоров

2001 год. Самара.

- Расскажите о «болении» в начале 90-ых, о том, как создавалась «F.C.»

- В 91-м году вместе с СССР рухнул и чемпионат союза. После матчей вроде «Спартак» - «Динамо» (Киев) или «Жальгирис» - «Спартак» смотреть игру с участием команды города Камышина было совсем неинтересно. В 93-94 годах спартаковское фан-движение было в явном упадке. Старые болельщики отошли от дел, а молодой смены не было. В «Лужниках» порой собиралось не больше тысячи болельщиков. Милиционеров же, как и в старые времена, было две тысячи. Они стояли и не знали, что им делать. Тогда можно было совершенно спокойно подойти к спартаковскому автобусу и поговорить с игроками о футболе.

Самым почитаемым человеком для нас был Николай Петрович Старостин. Мы его боготворили, а юные болельщики, увидев, как мы с ним беседуем, присмирев, подбегали к Николаю Петровичу, чтоб задать вопрос или взять автограф….

В это время сформировалась внушительная команда армейских болельщиков Red Blue Warriors («Красно-синие воины»), которые завоевали авторитет и большую популярность. Спартаковские фанаты были же полностью разрознены; в 95-м на игре «Спартак» - «Уралмаш», например, было всего 750 человек, при этом число фанатов, сидевших вместе не превышало 50. На средние матчи собиралось не более двух тысяч. Болельщики приходили на стадионы по одному, по два, так как не было группировки, которая стала бы для них центром притяжения. И тогда громко заявила о себе группа «Flint 's Crew», возникшая при МГУ. Изначально нас было человек десять, но постепенно группа разрасталась. Мы старались пропагандировать традиции английского футбольного фанатизма.

На стадион мы приходили группой человек в 20 в двусторонних куртках бомберах, изготовленных специально для летчиков. С одной стороны такая куртка может быть любого цвета, изнутри она оранжевая. Надевать же ее можно и так и эдак. Задумывалось это для того, чтоб катапультировавшегося летчика было можно быстрее найти. Нас не нужно было искать – мы приходили сами и жгли по полной. Как на трибуне, так и за ее пределами.

Фанаты Спартака. Вадим Сидоров

С легендарным Бабулей

Мы выворачивали эти куртки и, устроившись на своих местах, дружно пели, заглушая весь стадион. Впрочем, тогда это было не так уж трудно, народу на трибунах было немного. Многие «старики» стали к нам подтягиваться – что это, мол, такое – Флинтс Крю? И молодые стали подсаживаться, их привлекали таинственность нашей группы и дух элитарности. Мы же не спешили принять их в свой круг, и это подстегивало в них желание стать «флинтами». В Москве мы котировались достаточно высоко. В газетных статьях нас называли элитой, золотой молодежью, видимо потому, что несколько человек из нас жили в престижных районах Москвы – я, например, в Крылатском, кто-то на Юго-западе Москвы; учились в МГУ и трудились на престижных должностях...

Была и еще одна причина, по которой мы стали известны в тусовочной Москве. У меня было много знакомых в рок-клубах, и я приводил туда «флинтов». На входе обычно стояли байкеры, работавшие охранниками и они нас пропускали бесплатно. Одеты «флинты» были достаточно стильно и дорого. Это только подстегивало к ним интерес. «Ребята, вы кто?» - спрашивали нас девушки. «Спартаковские фанаты». Эти слова звучали, как ругательство, поскольку пресса еще в старые времена всем внушала, что фанат – это чуть ли не гопник, который почему-то обязательно должен быть в телогрейке и вязаной шапочке с помпоном.

Девушки нам не верили: «Вы фанаты? Не может быть».

Flint 's Crew возникла как группа поддержки. Но чтобы выжить, ребятам пришлось пускать в ход кулаки. «Красно-синие воины» понимали, что подрастает их будущий конкурент. Значит, пока «флинтов» мало, надо их душить. Мы же, естественно, должны были защищаться. Словом, пришлось нам не только придумывать новые песни, но и вести настоящие бои. В своем роде мы были прародителями Фратрии. Изначально мы создавали движение для поддержки команды на трибуне и организации перформанса, но нас просто вынудили драться. Женя, создатель «F.C.», одним из первых отошел от дел, разочаровавшись в том, что получилось совсем не то, что изначально хотелось. А мечтали мы о другом, конечно. Мы и бомберы перевернули, что было своего рода перформансом.

Фанаты Спартака. Вадим Сидоров

- Сейчас у вас довольно редкий шарф « F.C.». Можете сказать, сколько их было изначально?

- Да, заказывали 51. Один забрал «гонец» из наших, который ездил непосредственно в Польшу, остальные распределили среди своих. Сейчас их почти не встретишь.
Фанаты Спартака. Вадим Сидоров
- Многие проявляют интерес, что мол, у вас за шарф?

- Мое мнение таково, что кому это надо, тот и так знает. Во время награждения команды был момент, когда несколько девушек пролетели мимо Карпина со словами: «Да у него же флинтовский шарф! Это же Сироп!» Сказать, что было приятно – ничего не сказать. А еще есть фото Андрея Тихонова в шарфе «F.C.». Его Андрюше вручил на награждении Майкл М. А в газетах потом долго обсуждали две версии, придуманные ими же самими. Первая – «Флинты» выгнали парня, который подарил свой шарф Тихонову. И вторая не менее адская, что мы его просто «замочили». Вроде даже зарезали…

- Когда произошла Ваша первая драка за «Спартак»?

- Врать не буду, когда была первая, но та, которая запомнилась, произошла в 1995. Это было как раз перед известными событиями на Арбате. На «Динамо». Перед матчем. Раньше дрались по-другому. Если сейчас отходят в какие-то леса, забивают «стрелки», то ту акцию можно с уверенностью назвать полностью антисовдеповской, какой-то противомилицейской. Мы прямо перед стадионом «Динамо» сошлись примерно 80 на 80. Самое смешное, что там было примерно 20 автобусов с ОМОНом. И мы прямо перед ними начали махач. Мы мутузили друг друга, реально осознавая, что делаем это не из-за ненависти друг к другу.

Лично у меня за полгода накопилось больше ненависти к ментам, нежели к коням за все эти постоянные притеснения, окрики на каждом матче: стоять, сидеть, не махать, не хлопать… Мы дрались у них на виду, а они боялись выйти. Каждый автобус по отдельности. Только когда они переговорились между собой по рации и вышли одновременно – они нас разогнали. Двухминутный махач, но своего рода – акция протеста. Непередаваемые ощущения. Кураж.

- Притеснения власти и силовиков ограничивали Вас или только подзадоривали?

- Да ничего кроме ненависти мы к ним не испытывали, милиция во многом неправильно повела себя. Своей неприязни не скрывали ни мы, ни они. Тяжело было защищать свои права. Оставались штампы советских времен. Спокойно могли обвинять фашистами, подонками.

В том же 95 году, когда кони нас погнали, мы с покойным Флойдом написали хорошую статью «Тасс упал намочен. Заявить!» За то наше поражение в статье мы так обосрали коней, что они потом сами ржали над тем, как все описано. Эта статья и была прародителем «Ultras News»...
Через этот журнал мы задавали прямые вопросы милиции. Например, спрашивали, на каком основании отбирают атрибутику, ремни с дорогими пряжками и даже серебряные перстни, мотивируя, что два перстня на сжатой в кулак руке заменяют кастет. Таким образом, и из болта саблю сковать можно. Даже кони позже признавались, что ждали первый номер журнала. Но к их разочарованию, в основном, там были правозащитные материалы, коней упомянули лишь в паре статей. Первая была об избиении Колобка с Четвергом на Арбате. Человек семнадцать на двоих…

Фанаты Спартака. Вадим Сидоров

Мы уже перестали бояться, но еще не обросли внутренними проблемами, дрязгами и пересудами.

Но дело не в этом. Я писал о том, что не нужно уподобляться этим коням и пора задуматься о том, чтобы околофутбол не мешал частной жизни. Например, идешь ты бабушку на вокзал провожать, а на тебя куча налетела. Неправильно это. У каждого человека должны присутствовать свои моральные и этические нормы, и я призывал задуматься, возможно, вырабатывать идеи создания «эстетики околофутбольного вандализма», которая привела бы к каким-то устоям, стереотипам в хорошем смысле. К примеру, биться на равное число, в строго отведенных местах, если уже есть такая необходимость. Да, и вообще, думаю, та статья стала предтечей всего хулиганского «Fair play» и в частности операции «Чистые руки», которая, слава Богу, продолжается и по сей день. После этой статьи было много полемики. И меня даже в шутку называли пацифистом. Отвечал, что даже в составе десяти рыл, увижу одного коня и пальцем его не трону, равно, как и не стану заступаться.

Вадим Сидоров

- Существует некая неприязнь между Старой Гвардией и Фратрией, в чью сторону больше склоняетесь?

- Я, как в старом анекдоте про умных налево и красивых направо, а мне разорваться что ли? Не могу дать однозначного ответа. И к одним, и к другим отношусь положительно. Считаю, что занимаетесь общим делом, поэтому лучше все делать вместе.

Фанаты Спартака. Вадим Сидоров

Одна из встреч ветеранов клуба с ветеранами от фанатов.

- Никогда не было желания рассказать о своей жизни, к примеру, в книге?

- Ну, как сказать, возможно, все впереди. А это интервью станет некой превьюшкой для сногсшибательного бестселлера, но сейчас больше хочу выпустить сборник своих стихов.

- Пишете стихи? На футбольную тематику?

 - Не совсем, больше конечно, про политику и любовь. К сожалению, получаются только стебовые… Однако, есть одно автобиографичное произведение посвященное знаковому для российской истории событию на Гоголевском бульваре в 1985 году: «Ода о «хиппи», гопниках, Харе Кришне и Спартаке Чемпионе», там как раз улавливаются некоторые моменты о фанатах и футболе. 

- В прессе упоминалось, что Вы посещали одну из колоний ярославской области в составе футбольной команды из болельщиков «Спартака». Расскажите об этом.

 - Десять лет назад в Рыбинской колонии под руководством «замполита» А. Шамарина были созданы клуб фанатов «Спартака» и две футбольные команды: одна - из зэков, другая из охранников. Тогда Шамарин и высказал робкое пожелание сыграть с болельщиками красно-белых, волею судеб оставшимися на воле. Выезжали в час ночи. Руководитель Фан-клуба Володя Гришин – он же Майор – тщетно пытался внести конструктивное начало в жизненную позицию прибывающих «игроков», большинство из которых прочесывал местность в поисках пива. Путем долгих уговоров, различных маневров и хитрости Майору удалось-таки заманить всех в автобус. По дороге много шутили, пили пиво и разрабатывали стратегии предстоящего матча. 
К Рыбинску подъехали с десятыми лучами солнца, поколесили по городу в поисках зоны, и наконец, обнаружив иллюстрацию о часовом на вышке – высыпали из автобуса. А нас точно выпустят? – спрашивали у Майора Это вы вон у того товарища спросите, - ответил он, указывая в сторону приближающегося усатого мужчины. Которым и оказался Шамарин. После обмена приветствиями мы переступили грань между волей и зоной. я еще шутил, отдавая девушке с проходной свой паспорт взамен на бумажный квиточек: «Девушка мол, не напутайте, мы сюда на пару часов приехали, а не на пару лет. Пока переодевались, выяснилось , что против заключенных будет играть наша молодежная команда, а с охранниками сразятся ветераны. Победители этих матчей встретятся в финале. Арбитром всех матчей был торжественно объявлен Шамарин. Первой играла молодежка. Матч начался со свистком и завершился победой гостей. На матче ветеранов с охранниками вероятнее всего сказалось выпитое пиво, а может, комплекс чужого поля, провалившаяся предсезонная подготовка или тактические ошибки. Проиграли в сухую – 0:7 под одобрительный «гул» трибун.

Фанаты Спартака. Вадим Сидоров

В перерыве были подарки, фото, рукопожатия – и финал. Молодежь играла так, будто хотела реабилитироваться за весь «Спартак» и победитель был очевиден. В тот день хозяевам поля повезло меньше. Несмотря на поражение, заключенные радовались как дети на утреннике, причиной тому был Майор, выполняющий функции Деда Мороза. Он доставал из бездонного баула спартаковские шарфы, энциклопедии, вымпелы и без малейшей жалости раздавал представителям противоположной стороны. В свою очередь зэки проводили нас в свой красно-белый уголок, где не было предела нашему удивлению. Не каждый фанат может похвастаться стеной, посвященной любимой команде, где особое место отведено Егору Титову.

Колонию мы покидали в каком-то ступоре. Жаль, что сейчас, таковой возможности больше нет. В колонии сменилось руководство и подобное развлечение запретили.

- Как можете охарактеризовать свою работу: призвание или развлечение. Можете ли сказать, что «нашли себя»?

- Могу и с уверенностью скажу – я на своем месте. Это именно та стезя, когда от сделанной работы получаешь удовольствие. Важно решить для себя, что именно хочешь освещать: матчи с описанием каждого паса или околофутбольную жизнь фанатов. Когда я взял в руки «Никон - 5» после старенького «Зенита» - просто заболел фотографией, но и писать не перестал. Каждый когда-то мечтал стать охотником, своеобразным «Рембо», но я пацифист и не люблю убивать животных, да и вообще убивать. К счастью, на фотоохоте никого убивать не нужно. Хороший снимок опасного момента или забитого гола – и есть твой трофей. Сейчас, в век цифровой техники стало намного проще, можно сказать, нет ограничений в количестве кадров. А раньше.… Бывало, дадут одну пленку с заданием отснять обе стороны обложки для журнала плюс на разворот пару фотографий, а ты лежишь и не спишь ночью, обдумывая то, как кадр лучше использовать.

Но с другой стороны такое положение учило бережливости.

Вадим Сидоров

- Значит, есть страсть к футболу не только как у болельщика, но и как у фотографа?

- От футбола мне вообще снесло крышу! Именно поэтому я пошел работать фотографом ФК «Химки», хотя все прекрасно знают, что мечта у меня одна: когда-нибудь стать фотографом ФК «Спартак». Ничего не имею против Нечаева и уважаю этого человека. Но я все равно круче! (Смеется)

- Допустим, завтра пригласят на столь желанную должность. Бросите все ради мечты или задумаетесь?

- Брошу, не задумываясь, (но только по завершению контракта с «Химками») и это ни для кого не является секретом. Повод для гордости у меня есть, я уже стал фоторедактором великой книги: «Спартак» Москва официальная история 1922-2002.». Работал над изданием «Весь «Спартак».  И крайняя глобальная работа участие в создании книги «Спартак Москва история хоккейной команды 1946-2006» Многие подобными жестами завершают карьеру, я же только начал.

Вадим Сидоров, Вячеслав Старшинов, Андрей Тихонов

- «Спартак» начал сезон не очень удачно, как вы считаете, повлияет ли это на дальнейшую расстановку сил в турнирной таблице?

- Никак нет! Впереди нас ждет 28 блистательных побед. Пора уже перебираться в «подполковники»!

- Есть ли в нынешнем составе игрок, который наиболее вам импонирует?

- В нынешнем – Жано. Он и так прикольный (я не про фамилию), а после ролика на «фанатике» «Приключения Великтроника», я и вовсе к нему проникся. Фраза: «Я не Ананко, я Ананидзе», ставшая адским ответом некой ехиднойкляче, меня просто покорила. А если серьезно - он молодец.

- А за всю историю боления?

- Их двое. Федор Черенков и Андрей Тихонов. Легендарные люди. Горжусь тем, что довелось наблюдать их игру.

- Собираетесь ли в предстоящем сезоне посетить со « Спартаком» Европу?

- Конечно, хотелось бы. Все зависит от работы.

Вадим Сидоров

Алессандро Неста возмущен тем, что Сироп не смотрит в кадр (слева), чего не скажешь об Эрнане Креспо (справа). Финал Кубка УЕФА 1998/1999.

- Мне доводилось встречать Вас и на хоккейных матчах. Что это: коротание времени в межсезонье или полноценный интерес к команде Милоша Ржиги?

- Как упоминал ранее, что именно с хоккея все когда-то началось. Поэтому, интерес самый настоящий.

- Ребята вышли в полуфинал конференции, будете поддерживать их в оставшиеся игры?

- Буду! И возможно, скоро состоится мой первый выезд за клюшкарей. Помню прошлый сезон, поездку в Воскресенск и радостного Колобка, бегающего по всей электричке, который кричал: «А у Сиропа первый выезд за шайбу!» Но, я не привык засчитывать себе подобные выезда. Так что думаю, первый, возможно, будет скоро.

- Ну, Ржига наш тренер?

- Наш! ХК «Спартак» его команда. Именно он сумел создать сплоченный коллектив. Не сборище звезд или незвезд, а именно команду. Если раньше нам не хватало командного духа, то именно с появлением Милоша, он у нас есть. При этом ему удалось оставить за командой дикую индивидуальность. Это огромнейший талант – сплотить коллектив, сохранив индивидуальность каждого игрока.

- Возвращаясь к разговору о болельщиках: вы бы взялись судить качество поддержки сегодня и двадцать лет назад?

- Нет. Она разная. И всякий раз подходящая под свое время. Тут нельзя сравнивать.

- Почему сейчас не заряжают так, как заряжали на трибуне «Запад-Б» старого «Локо»?

- На самом деле, все зависит от вас. Вы напридумывали себе новых кричалок. При мне были другие заряды. Значит, вам так нравится. Критиковать не хочу никого, но вот вы сами, на том же сайте Фратрии устройте опрос вроде: «Какой заряд мы давно не слышали? Что хотим услышать?» Может, вашему барабанщику и самому станет интересно зарядить что-то старенькое.

Вадим Сидоров

2010 год. На награждении команды.

- Что бы вы могли пожелать подрастающему поколению, нашим читателям?

- Любовь фаната к команде можно сравнить с любовью трехлетнего малыша к маме. Она для него самая умная, самая красивая, самая честная, а в школе училась на одни пятерки. Плюс восторженная радость от уверенности в том, что ты никогда не будешь один. По прошествии времени ребенок понимает, что существуют какие-то конкурсы красоты, но мама в них не участвует, значит, она, наверное, не самая красивая женщина. А еще получала двойки по химии, и бабушка даже рассказывала, что курила один раз. Можно продолжать бесконечно, взрослый человек видит больше жизненных изъянов, чем малыш. Я всегда всем советую: оставайтесь трехлетними детьми! В «Спартак» и в «движуху» верить необходимо, как верит в маму трехлетний ребенок.

- Отличное пожелание…

- Это не пожелание, а аксиома, и если хотите приказ. А настоящее пожелание «подрастающим» у меня только одно – бойтесь триппера!

Беседу провела Last (2009 г.)

+10
Самый первый выезд фанатов «Спартака»
Самый первый выезд фанатов «Спартака»

Сегодня исполнилось 35 лет со дня первого коллективного выезда спартаковских болельщиков на матч "Спартака" в другой город. Тот…
История русского футбола. Фанаты
История русского футбола. Фанаты

Фанаты Футбольная Россия 1990-х оглядывалась на Англию 1980-х – во всяком случае, в отношении способов боления. Фанаты…
Амир Хуслютдинов: В конце 70-х на выезд гоняло 20-30 человек на перекладных и автостопом
Амир Хуслютдинов: В конце 70-х на выезд гоняло 20-30 человек на перекладных и автостопом

Один из старейших участников фан-движения "Спартака" Амир Хуслютдинов, более известном в фанатских кругах как "Профессор",…

EversoR

#1 EversoR (13 июня 2011 17:51)

Надеюсь статья вызвала интерес, уважаемые?
Может и вам есть чем поделиться? laughing
  • 0
gladiator1974

#2 gladiator1974 (13 июня 2011 18:10)

Отличная статья!! Сироп - действительно легендарная личность. Равно как и Профессор. Очень часто наблюдал их во время своих выездов в Москву. А благодаря Профессору попал даже на матч СПАРТАК - Фейенорд
  • 0
WOWANder72

#3 WOWANder72 (13 июня 2011 18:37)

EversoR,
Вызывает интерес, их технический процесс. Как у них там ходят бабы? В пантолонах или без? wink А если серьёзно. Интересно было почитать. Полезно, для моего умопонимания, фанатского движения.
  • 0
WOWANder72

#4 WOWANder72 (13 июня 2011 18:47)

gladiator1974,
Професора, тоже видеть довадилось. В 90ых, он не чураясь, торговал перед матчем, Спартаковской атрибутикой. Если перед этим, я не видел его по телевизору, не поверил бы. Прав Сироп, какая то харизма, в Професоре была.
  • 0
Crix

#5 Crix (13 июня 2011 22:01)

что фанатизм своего рода свобода. И в свободное от игр время болельщик может быть байкером или брейкером, хиппи или гопником. Футбол – то звено, которое объединяет различные интересы и принципы. Главное, какой ты человек и насколько верен «ромбу».


...примерно так я и стараюсь позиционироваться к болению за СПАРТАК)))
А статья замечательная)))
  • 0
Ил2титан

#6 Ил2титан (14 июня 2011 00:10)

Хорошая статья. Читал не отрываясь. Может и правда напишет книгу? Было бы интересно.
  • 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Премьер-лига 17-й тур
5 декабрь 2016
19:30 (мск) Москва
ФК Спартак МоскваVSФК Рубин Казань

Чемпионат КХЛ
6 декабрь 2016
19:30 (мск) Москва
ХК Спартак МоскваVSХК Ак Барс Казань

Премьер-лига 16-й тур
1 декабрь 2016 Самара
ФК Крылья Советов Самара4:0ФК Спартак Москва

Чемпионат КХЛ
3 декабрь 2016 Казань
ХК Ак Барс Казань3:2ХК Спартак Москва


Пользователи:

Гостей: 33
Последние пользователи:
Andrey
Kestas
alex87
Yoch